Крайняя необходимость

Крайняя необходимость — вынужденное причинение вреда охраняемым интересам в целях устранения угрожающей опасности для собственных интересов, интересов общества и государства.

В уголовном праве крайняя необходимость — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния и, как следствие, уголовную ответственность. В других отраслях права имеет схожее значение.

Законодатель установил некоторые условия, для того, чтобы деяние признавалось совершённым в состоянии крайней необходимости. Так, вред охраняемым интересам может наноситься только в том случае, если его устранение иными средствами в данной обстановке невозможно, а также если причинённый вред является менее значительным, чем вред предотвращённый.

Уголовный кодекс России имеет норму о крайней необходимости, включённую в ст. 39:

Статья 39. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признаётся причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинён вред равный или более значительный, чем предотвращённый. Такое превышение влечёт за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда[1].

Схожие нормы имеются в уголовных кодексах многих стран. Единственное, чем эти нормы отличаются между собой — степень превышения пределов крайней необходимости. Так, в одних странах (Украина, Узбекистан, Туркмения и др.) в случае крайней необходимости допускается причинение равнозначного вреда, в других (Россия, Беларусь, Казахстан и т. д.) — такие действия уголовно наказуемы. Согласно позиции советского правоведа Е. Я. Немировского, при столкновении равнозначных интересов (например, когда для спасения собственной жизни приносится в жертву чужая жизнь или жизнь нескольких человек, или когда для спасения себя причиняется смерть третьему лицу) причинение вреда не может рассматриваться как правомерное.

Отличие крайней необходимости от необходимой обороны и схожих институтов состоит в том, что в первом случае вред причиняется третьим лицам, а в других случаях — тому лицу, которое создало опасность причинения ущерба. По сути, крайняя необходимость представляет собой столкновение одного права с другим, тогда как необходимая оборона — это столкновение права c неправом.

История понятия

Крайняя необходимость как уголовно-правовая категория имеет своё историческое существование. Вместе с этим длительное время норма о крайней необходимости, в отличие от необходимой обороны, не относилась к обстоятельствам, исключающим преступность деяния. За причинение вреда в условиях крайней необходимости лицо освобождалось только от наказания, однако в то же время его действия считались общественно опасными.

Право на причинение вреда в состоянии крайней необходимости возникло ещё во времена Древнего Рима и наряду с необходимой обороной считалось одним из естественных прав любого человека. Постепенно, в процессе развития общественных отношений, крайняя необходимость приобретала более конкретное выражение. Взгляды на крайнюю необходимость как обстоятельство, исключающее наказание, возникли уже в XVIII веке. Исследованию очерченного вопроса посвятили свои работы такие известные немецкие юристы, как Гроций, Пуфендорф, Вольф, Матвей, Фейербах и другие. Взгляды этих учёных базировались на доктрине естественного права, которые также признавали существование естественных прав человека. В XIX веке немецкий философ Кант пришёл к выводу о невозможности путём угрозы наказанием удержать человека от совершения преступления, если его жизни угрожает опасность. В основу этой теории было положено понятие свободы воли. В европейском законодательстве XVIII—XIX веков понятие крайней необходимости рассматривалось исключительно как обстоятельство, исключающее наказание, а не его преступность.

В России понятие крайней необходимости приобрело законодательное определение в период XV—XVI веков. В то время основным источником русского права были Судебники 1497, 1550, а позже Соборное уложение 1649 годов. Затем крайняя необходимость получила законодательное закрепление в Воинском уставе 1715 года, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года и только в Уголовном уложении 1903 года впервые были определены границы причинения вреда в состоянии крайней необходимости.

В 60-х годах ХХ века причинение вреда в состоянии крайней необходимости впервые в истории уголовного права было признано общественно полезным (социально допустимым), а ссылка на общественно опасный характер была исключена.

Состояние крайней необходимости

Состояние крайней необходимости возникает при наличии двух элементов:

1. опасность, непосредственно угрожающая охраняемым интересам;
Например, небрежное обращение с оружием, стихийные силы природы (наводнения, обвалы, оползни, ливни и т. п.), нападения животных, угроза кассиру с требованием выдачи денег под угрозой убийства, нарушение водителем правил дорожного движения, создавшее аварийную ситуацию и др.
2. отсутствие реальной возможности устранить угрожающую опасность другими средствами, без причинения вреда охраняемым интересам.

По своим внешним признакам крайняя необходимость может заключаться, например, в изъятии имущества, его повреждении или уничтожении, похищении оружия или наркотических средств, краже транспорта, сокрытии преступлений, разглашении государственной или военной тайны, нарушении различных правил предосторожности, причинении вреда жизни или здоровью человека, лишении его личной свободы и т. п.

Обстоятельства, исключающие крайнюю необходимость

Согласно науке уголовного права для того, чтобы деяние признавалось совершённым в состоянии крайней необходимости, оно должно соответствовать определённым признакам. Ниже перечислены случаи, свидетельствующие об отсутствии таких признаков.

Превышение пределов (эксцесс) крайней необходимости

Превышением пределов крайней необходимости является умышленное причинение вреда охраняемым интересам, если такой вред является более значительным, чем предотвращённый вред.

Совершение преступления с превышением пределов крайней необходимости влечёт за собой уголовную ответственность при наличии состава преступления, однако это является обстоятельством, смягчающим наказание.

Неосторожное превышение пределов крайней необходимости не является уголовно наказуемым, в силу отсутствия вины. Например, если лицо не предвидело и не могло предвидеть, что причиняет вред равный или более значительный, нежели предотвращённый вред, из-за сильного душевного возбуждения или других причин, то такое лицо не наказывается, так как в его действиях нет вины.

Преждевременная и запоздалая крайняя необходимость

Если вред был причинён до того, как объективно возникло состояние крайней необходимости, это образует преждевременную крайнюю необходимость; после того, как такое состояние уже прошло — запоздалую крайнюю необходимость.

Преждевременная и запоздалая крайняя необходимость влечёт ответственность на общих основаниях.

Другая цель или направленность

Целью ущерба в условиях крайней необходимости является предотвращение определённой опасности, которую осознаёт человек.

По направленности действий, причиняющих вред охраняемым интересам (они могут быть направлены на каких-либо посторонних третьих лиц, или на нападающего) крайнюю необходимость отличают от необходимой обороны.

Примечания

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ.

Литература

  • Баулин Ю. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. — Х., 1991.
  • Баулин Ю. В. Освобождение от уголовной ответственности. — К., 2004.
  • Лесная Н. В. Крайняя необходимость в уголовном праве зарубежных стран // Вестник прокуратуры. — 2006. — № 11. — С. 104—113.
  • Лесная Н. В. Место крайней необходимости в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния // Вестник прокуратуры. — 2006. — № 5. — С. 56—65.