Субъективная сторона преступления

Субъективная сторона преступления — обязательный элемент состава преступления, характеризующий психическую деятельность человека (сознание и эмоционально-волевую сферу), проявляющейся в содеянном им преступлении. Это внутренняя (относительно объективной стороны преступления) характеристика деяния.

К признакам субъективной стороны преступления относятся вина (обязательный признак), цель преступления, мотив преступления, а также эмоциональное состояние человека (факультативные признаки).

Вина

Виной признаётся психическое отношение лица к совершённому действию или бездействию, предусмотренному УК России, и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности (ст. 24). В ст. 25 УК отмечается, что умысел может быть прямым или косвенным. Неосторожность существует в двух формах: преступном легкомыслии и преступной небрежности (ст. 26). Форма вины определяет степень общественной опасности деяния и позволяет отграничить преступное деяние от непреступного. Она учитывается при индивидуализации наказания и определении условий его отбывания. Умысел является самой распространённой формой вины. Законодательное определение прямого и косвенного умысла содержит три признака, характеризующих психическое отношение лица к совершённому им деянию и его последствиям:

1) осознание лицом общественной опасности своего деяния;
2) предвидение его общественно опасных последствий;
3) желание наступления таких последствий или сознательное допущение их наступления.

Первые два признака (осознание и предвидение) характеризуют процессы, которые происходят в психике субъекта и поэтому представляют интеллектуальный элемент умысла. Третий признак (желание или сознательное допущение последствий) характеризует волевую сферу личности и образует волевой элемент умысла.

При совершении преступлений возможны различные варианты сочетания интеллектуальных и волевых элементов. Соотношение этих элементов и лежит в основе деления умысла на прямой и косвенный. Если прямой умысел характеризуется желанием наступления общественно опасных последствий, то при косвенном — виновный не желает, но сознательно допускает их наступление. В этом случае воля лица является не активной, а пассивной относительно последствий позицией, поскольку совершая виновное деяние он преследует иную цель, а общественно опасные последствия возникают независимо от его воли. Деление умысла на прямой и косвенный имеет важное значение для квалификации преступлений, в частности, если речь идёт о неоконченной преступной деятельности или соучастии в преступлении. Так, приготовление к преступлению и покушение на преступление могут быть совершены только с прямым умыслом.

Неосторожность признаётся преступным легкомыслием, если лицо во время совершения преступления предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния, но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26). В случае, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий совершаемого им деяния, хотя при достаточной внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть, такая неосторожность считается совершённой в виде преступной небрежности (ч. З ст. 26). Основное отличие преступного легкомыслия от умышленного (прежде всего от косвенного) посягательства состоит в волевом моменте. При преступном легкомыслии субъект не желает наступления вредных последствий (что характерно и для косвенного умысла) и не предполагает их наступления (это тоже присуще косвенному умыслу). Напротив, субъект надеется предотвратить вредные последствия, но его расчёт оказывается ошибочным, поскольку основывается хотя и на реальных факторах (профессиональные навыки, действия людей или механизмов, силы природы и т. д.), однако без достаточных к тому оснований. Надежда на определённые обстоятельства — существенное отличие преступного легкомыслия от косвенного умысла. В свою очередь при косвенном умысле нет какого-либо расчёта на предотвращение преступных последствий, то есть субъект сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично. Косвенный умысел будет и в тех случаях, когда виновный не рассчитывает на наступление определённых обстоятельств, но надеется, что вредные последствия не наступят, хотя для такой надежды нет никаких реальных оснований. От преступной небрежности следует отличать казус (случай) — причинение вреда без вины. Это такие ситуации, когда лицо не предусматривало, не должно было или не могло предусмотреть наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия. Случайное причинение вреда не влечёт за собой уголовной ответственности за отсутствием в действиях лица состава преступления, а именно субъективной стороны (вины). Уголовная ответственность в этих случаях исключается, если отсутствуют одновременно два критерия — объективный (обязанность лица предвидеть общественно опасные последствия своего деяния) и субъективный (возможность такого предвидения) или хотя бы один из них.

Факультативные признаки субъективной стороны

Мотив и цель — это факультативные признаки субъективной стороны преступления. Мотивом преступления является осознанное побуждение лица, вызвавшее у неё намерение совершить преступление. Цель преступления — это представление о желаемом результате, достичь которого стремится лицо, совершающее общественно опасное деяние. В зависимости от законодательного описания субъективной стороны определённых преступлений мотив и цель могут быть признаками обязательными, квалифицирующими (особо квалифицирующими), смягчающими или отягчающими наказание.

Среди признаков субъективной стороны преступления нередко выделяют также эмоциональное состояние (сильное душевное волнение, т. н. состояние физиологического аффекта) лица в момент совершения преступления. Это состояние может иметь уголовно-правовое значение в случаях, предусмотренных законом (ст. ст. 107, 113).

См. также

Литература

  • Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова, Н. Е. Крыловой, И. М. Тяжковой. — М.: Статут, 2012. — 879 c. — ISBN 978-5-8354-0856-6.